Рус Eng Cn Translate this page:
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Library
Your profile

Back to contents

PHILHARMONICA. International Music Journal
Reference:

V.M. Bekhterev on the influence of lofty sounds of music on person and society

Vasilenko Viktoriya

Doctor of History

Professor at the Department of Philosophy, History and Theory of Arts of Vaganova Ballet Academy

191023, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Zodchego Rossii, 2

vasilvika@yandex.ru

DOI:

10.7256/2453-613X.2021.2.35150

Received:

01-03-2021


Published:

10-03-2021


Abstract: The research subject is the scope of academic works of Vladimir Mikhailovich Bekhterev (1857 - 1927) published just before and during World War I, including the articles “Music as a remedy” (1913), “The role of music in aesthetic education of a child from the first days of life” (1915), “Remedial and hygienical role of music” (1916), in which the academician considers the results of experimental research of the influence of music on person and society from the standpoint of collective reflexology and general psychology, and develops methodic guidelines for the practical usage of music. The scientific novelty of the article consists in the fact that the author introduces the natural-science knowledge acquired by V.M. Bekhterev experimentally, into the discourse of the social sciences. The problem of practical usage of music is solved in the context of a comprehensive approach to human study. Along with explicit scientific facts, the sources under consideration have implicit content which can be explained by the academician’s interest in the social aspects of life, creative activities in arts, and music as a form of art. The author emphasizes the practical importance of the collected and classified guidelines for the practical usage of music for the purpose of the improvement of society.


Keywords:

music, rhythm, music share, аrt, man, society, social disasters, suggestion, education, Bekhterev.

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Пандемия короновируса обнажила всю суть цивилизационного кризиса, связанного с переходом к новому социокультурному миропорядку. Подобные цивилизационные кризисы и сопровождающие их социальные бедствия (эпидемии, войны, революции и др.) случались и ранее. Так, в начале ХХ в. цивилизационный кризис проявился через Первую мировую войну, Российскую революцию, Гражданскую войну, голод 1921 - 1922 гг. и др. Будучи современником и очевидцем столь масштабных исторических событий, социолог П. А. Сорокин отмечал «отрицательную селекцию», количественные и качественные изменения в составе населения, его свойствах, общественной организации, угасание привычных форм поведения людей и появление новых, «противоположных мирному существованию», смену характера и смыслов социального взаимодействия [1, 2, 3].

На то, что музыка как особый вид искусства при определенных условиях может оказывать положительное влияние не только на чувственно-эмоциональное состояние людей, на их мировоззрение, но и на социальное поведение одним из первых в истории отечественной науки обратил внимание В. М. Бехтерев (1857-1927).

В 1913-1916 гг. в российских периодических изданиях были опубликованы труды, в которых освещались результаты проведенных под его руководством исследований, связанных с влиянием музыки на человека и общество. Эти статьи в качестве письменного теоретического источника и стали предметом данного исследования. В соответствии с принципом историзма в хронологической последовательности на основе специальных методов источниковедческого анализа автором данной работы поставлена цель проследить процесс формирования учения В. М. Бехтерева о положительном влиянии музыки на человека и общества, выявить основные положения, полученные экспериментальным путем в предметной области естественно-научных исследований и имеющие социально-культурный аспект, обобщить и актуализировать практические рекомендации по использованию музыки в обществе, которые были разработаны В.М. Бехтеревым, но не получили своей окончательной формулировки в виде специальной методики в авторских текстах.

Тема социализирующей роли искусства, в частности музыки как вида искусства в современном социогуманитарном знании достаточно разработана. Однако, теоретическое наследие В. М. Бехтерева по данному вопросу остается мало исследованным, а выработанные им практические рекомендации по применению музыки в обществе практически не известны.

В современной отечественной литературе впервые об исследованиях влияния музыки на человеческий организм, проводимых в начале ХХ в. под руководством В. М. Бехтерева упомянула А. А. Зиннанова [4], позже к этой теме с точки зрения общей и экспериментальной психологии обращалась Е. М. Орлова[5;6;7], актуализировав современное информационное воздействие музыки на человека, ее созидательный и разрушительный эффект [6, с. 2]. Е. В. Орлова сделала вывод о том, что под руководством В. М. Бехтерева были предприняты «попытки разносторонней экспериментальной разработки вопросов влияния музыки на человека и некоторых вопросов творчества» [5, с. 443]. Изменившийся контекст и новые реалии позволяют взглянуть на научные разработки В. М. Бехтерева с точки зрения социокультурного подхода, актуализировать их практическую значимость в условиях преодоления кризисного состояния общества и культуры через формирование новых смыслов и ценностей в социальном взаимодействии людей.

В. М. Бехтерев стремился к комплексному изучению человека. Он занимался исследование ума и души человека, нашел специальный научный подход, позволивший объединить биологические, психологические и социальные аспекты жизни человека. Социальному фактору придавалось первостепенное значение. Было установлено, что на эмоциональное состояние личности можно оказывать влияние через внушение, что в коллективе эффект внушения усиливается и порой оказывает отрицательное воздействие на личность. В 1897 г. на собрании Военно-Медицинской Академии В. М. Бехтерев высказал следующее предположение: «В настоящую пору так много вообще говорят о физической заразе при посредстве «живого контагие» (contagium vivum) или т.н. микробов, что на мой взгляд, нелишне вспомнить и о «психическом контагие» («contagium psychicum»), приводящем к психической заразе, микробы которой хотя и не видимы под микроскопом, но тем не менее подобно настоящим физическим микробам действую везде и всюду и передаются через слова, жесты и движения окружающих лиц, через книги, газеты, и пр., словом, где бы мы ни находились, в окружающем нас обществе мы подвергаемся уже действию психических микробов и, следовательно, находимся в опасности быть психически зараженными» [8].

В аспекте положительного влияния на личность и общество рассматривалось искусство. В. М. Бехтерев всегда подчеркивал благотворную роль искусства в воспитании человека. Творческую деятельность трактовал широко, как приспособление наиболее тонкого, высшего порядка, которое возвышает человека, смягчает его сердце и обогащает ум. Музыка в отличие от других видов искусства, может выполнять особые утилитарные функции. Она воспитывает «лучшие черты человеческой натуры», развивает душу [9, с. 53]. Помимо эстетической, воспитательной В. М. Бехтерев обратил внимание на лечебное воздействие музыки. Музыка с точки зрения В.М. Бехтерева способна «успокоительно действовать на самые сильные душевные страдания», способна «укреплять нервные силы, ободрять, приподнимать угасшие нервы, уменьшать истерию».

Есть основания предполагать, что замысел исследования влияния музыки на человека зародился у В. М. Бехтерева во время заграничной командировки, в 1884 г., когда он посещал лаборатории в Берлине. Позже в своих статьях он ссылался на опыт немецкого коллеги Менделя. В казанский период деятельности (1885 - 1893 гг.), когда на базе университета была создана первая в России психофизиологическая лаборатория, совместно с профессором И. М. Догелем и И. Р. Тарханом были получены и экспериментально подтверждены первые результаты влияния ритмов музыки на организм человека. После возвращения в Петербург В. М. Бехтерев публично объявил о начале второго периода исследований, предполагая широкую постановку проблемы, в том числе и в социальном плане.

16 апреля 1913 г. в «Петербургской газете» вышло интервью академика В. М. Бехтерева [10, с. 3], в котором сообщалось о создании специальной музыкальной комиссии, целью деятельности которой была «разработка мер к практическому использованию музыки как могущественного лечебного средства» [9, с. 3]. В состав комиссии помимо самого В. М. Бехтерева вошли коллеги по Психоневрологическому институту Л. М. Пуссен, Н. Ф. Михайлов, профессор Санкт-Петербургской консерватории Л. А. Сакетти, хормейстер хора Графа А. Д. Шереметьева, оперная певица М. П. Табук-Черкас, представлявшая Музыкально-историческое общество и др. Анонсируя исследование, В. М. Бехтерев предлагал заинтересованным ученым, писателям, музыкантам, врачам откликнуться и принять участие в работе. Стоит заметить, что на следующих страницах данного номера газеты в большой разворот публиковалась статья «Война. Австрия готова к походу» [9, с. 4-5].

Следующая статья В. М. Бехтерева, посвященная заявленной исследовательской проблеме вышла в 1915 г., в научно-популярном журнале «Вестник воспитания» [10]. Журнал предназначался для широкой читательской аудитории, а поскольку В. М. Бехтерев придавал огромное значение воспитанию разносторонне развитой личности, материалы проведенных исследований выносились на всеобщее обсуждение. На основе имеющихся на тот момент результатов исследований, ученый убедительно доказывал, что музыка в воспитании ребенка играет особую роль, так как на ранних этапах развития ребенка более доступным и эффективным является воспитание эстетического отношения к музыке. Далее, с развитием музыкального слуха идет развитие эстетического чувства, так как «…с первых дней жизни доступна только музыка. Она возбуждает эстетическую эмоцию. Игрушка позже… об изяществе игрушек надо очень заботиться, устранять все грубое, лишенное художественности» [10, с. 52]. Исследования показали, что развитый музыкальный вкус предъявляет совсем другие требования к музыкальным произведениям по сравнению с малоразвитым слухом.

В другой работе, опубликованной позже, в 1916 г., В. М. Бехтерев развивал идею эстетического воспитания посредством музыки. Формирование эстетического вкуса он обуславливал двумя группами факторов – биологическими и социальными, связанными с культурным опытом. О неразрывности эстетического и нравственного воспитания писал следующее: «От детальной разработки вопроса о музыкальном воспитании с раннего детского возраста в значительной мере зависит эстетическое, а следовательно и нравственное развитие человеческой личности» [10, с. 57]. С точки зрения практического применения полученного знания, давал следующие рекомендации. Во-первых,с первых дней жизни ребенка устранять все, что нарушает правильное развитие слуха, «не терзать» «различными побрякушками и несвойственными детскому возрасту резкими звуковыми эффектами» [10, с. 48]. Во-вторых, тщательно отбирать музыкальные произведения и использовать их в зависимости от настроения, учитывать влияние общественных событий, избегать утомления и ни в коем случае не допускать состояния раздражения. Начинать следует с «мелодичных звуков нежных инструментов вроде цимбал и органчиков и кончая звуками граммофона и рояля» [10, с. 53].

Войну В. М. Бехтерев считал анахронизмом, который со временем вместе с прогрессивным развитием общества и личности останется в прошлом. Высшими культурными ценностями для В. М. Бехтерева были альтруизм и вера в добро. В 1916 г., когда весь ужас и трагедия мировой войны стали очевидными, когда на фронтах массово гибли люди, а в Петрограде не хватало хлеба, росли цены на продовольствие, население нищало, привычными становились уличные демонстрации и антиправительственные выступления, В. М. Бехтерев опубликовал статью «Вопросы, связанные с лечением и гигиеническим значением музыки» [11]. К слову сказать, некоторые представители творческой интеллигенции были склонны считать войну «вынужденной гигиеной мира», которая освободит человечество от проявлений испорченного капиталистического общества. Статья о «гигиеническом значении музыки» была опубликована в специализированном научном журнале «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии», который предназначался для специалистов в области неврологии, невропатологии, психиатрии, электротерапии, хирургии нервной системы, гипнотизму, психологии и уголовной антропологии Несмотря на узкоспециальное содержание научного текста, в соответствии с устоявшимся психо-био-социальным подходом к исследованию человека, она содержала целый ряд положений, имеющих социокультурный смысл. Он заявлял о возможности в сложившихся обстоятельствах с помощью музыки «… немного снять напряжение в обществе, оказать помощь населению». В годы войны на базе Психоневрологического института действовал госпиталь, куда поступали многочисленные раненые, в том числе подвергнувшиеся отравлению газами. Клиника института была переполнена душевно и психически больными пациентами.

В примечании статьи, опубликованной в 1916 г., сообщалось о невозможности продолжения исследований из-за войны, о решении «придать гласности» полученные результаты так как «…разработка затронутых вопросов в настоящее тяжелое время может принести пользу многим из тех, которые по тем или иным основаниям будут нуждаться в целительном влиянии возвышенных звуков музыки» [11, с. 105].

В. М. Бехтерев по-прежнему настаивал, что музыка «властительница чувств и настроений», что она способна «устранять гнетущую усталость» и «придавать бодрость» людям [11, с. 115]. Музыка с точки зрения В.М. Бехтерева – это «удивительный дар богов», который «…дает больше откровений, чем иная наука или философия» [11, с. 124]. Эстетическое воздействие прекрасной музыки отлично от ее практической задачи. Было установлено, что крупные формы музыкальных произведений не могут оказывать лечебного, благотворного влияния вызывают сложные эстетические эмоции, переходя от одной к другой. Поэтому, сонатные формы музыкальных произведений не могут оказывать лечебного, благотворного влияния на человека. Как отмечал В. М. Бехтерев в определенных социальных условиях такая музыка не приносит благотворного влияния, а лишь «дергает за нервы» и порождает эмоциональное напряжение. Совсем по-другому с точки зрения практических задач, «облагораживающе» влияют музыкальные произведения простых форм. Они являются «средством борьбы с физическим и нравственным утомлением» [11, с. 120]. Результаты проведенных исследований показали, «чем понятней музыка, тем сильнее она воздействует» на человека. Иногда «…на музыкальных людях ее воздействие… иногда даже слабее, нежели немузыкальных, а, например диссонансы далеко не так раздражают первых, как последних» [11, с. 110].

Исследования проводились на основе постижения ритма как универсального эволюционного закона. Под влиянием разнообразных ритмов музыки менялся общий ритмический темп биологического организма, ритм всех органических функций (сердцебиения, дыхания, ходьбы, жевания, кашля, речи и др.). На основе результатов, полученных коллегами, например установленного И. М. Догелем изменения кровяного давления, частоты сокращений сердечной мышцы, глубины ритма дыхания в зависимости от высоты, силы и тембра музыкальных звуков, И. Р. Тархановым – разного влияния различных по частоте музыкальных звуков на людей с разными ритмами, В. М. Бехтерев констатировал: «… особенно постоянное удлинение волны наблюдается при конце музыкальных фраз, при созвучиях, при возобновлении знакомых музыкальных пьес, укорочение же волны наблюдается при диссонансе и напряженном слушании» и у каждого человека определяется «известный optimum влияния и верхняя и нижняя точка безразличия» [11, с. 106]. Был сделан вывод о том, что каждый человек имеет свойнеповторимый ритм, обусловленный психическим состоянием, следовательно обладает разной степенью творческой энергии и разными потенциалами к развитию эстетического вкуса. При совпадении музыкальных и естественных биологических ритмов человека влияние музыки усиливается. Если деятельность человека спокойна и умеренна, то музыкальный фон будет способствовать этому состоянию, а если человек неуравновешен, агрессивен, то обилие музыкального звука будет поддерживать это состояние. Ритмические звуки отвлекают человека от всех посторонних влияний, они обуславливают автоматизм движений, действий, а следовательно «выгодны для работы организма».

Беря во внимание музыкальный метр, как пульс музыки и ритм, как периодичное равномерное чередование сильных и слабых долей, В. М. Бехтерев сделал вывод. Под влиянием определенной музыки в социальном поведении людей возникает «элемент психической инерции». Музыкальный метр, определяющий величину ритмических построений и отражающийся в такте, начинающемся с наиболее сильной доли и завершающемся перед следующей равной ей по силе доле способствует лучшей адаптации и успешному взаимодействию совместно работающих людей, что положительно сказывается на их производительности и качестве результатов труда. В этой связи подчеркивалось «магическое» воздействие «музыки с рельефным ритмом» (марши, танцевальная музыка) [11, с. 121]. Благодаря четкому ритму и строгой соразмерности темпа марш улучшает обменные процессы в организме, освежает и ободряет человека, стимулирует активность при физическом труде, поднимает боевой дух больших коллективов людей. Наиболее сильный эффект достигается при воздействии музыкальными произведениями с более или менее однородной по характеру музыкой, которая способна «развить, поддержать, усилить и по возможности закрепить на продолжительное время определенный эффект» [11, с. 113]. Другой стороной использования музыки является возможность успокоить человека, ослабить излишнее возбуждение не только отдельного человека, но и социальных групп.

После революции, в ходе социалистического строительства, в 1918 г. апробированные ранее методы исследования влияния музыки на человека (наблюдения, тестирования, эксперимента), используемое оборудование и полученные результаты оказались востребованными при изучении В. М. Бехтеревым процессов трудовой деятельности человека. Предшествующие наработки позволили использовать музыкальные произведения как средство повышения производительности труда и организации согласованной эффективной совместной трудовой деятельности в коллективе. С помощью музыкальных средств у трудящихся формировались положительно окрашенные эмоции, например энтузиазм, порождающий активные слаженные действия людей или снималось усталость, накопленная в течение рабочего дня. Также опыт исследования влияния музыки был применен при изучении преобладающей сферы восприятия зрительной и слуховой функции, сосредоточенности к творчеству у работников телеграфа, телефона, почты, авиации и др. В исследованиях психологии детского творчества и организации деятельности «Художественного детского дома» активно применялись музыкальные средства воспитания, ставилась детская опера, проводились музыкальные концерты с участием студентов Петроградской консерватории и др.

Таким образом, не умоляя совершенства и многообразия музыки как свободного высокого искусства, направленного на удовлетворение эстетических потребностей человека, В. М. Бехтерев обнаружил и доказал эффективность «утилитарного» социального предназначения музыки. Целенаправленное воздействие мызыкой требует специально выверенной методики, основные способы и приемы которой были сформулированы В. М. Бехтеревым. При анализе текстов рассматриваемых выше источников были обнаружены следующие рекомендации.

1. При практическом использовании музыки в общественных целях необходимо объединять усилия специалистов в области медицины, музыки, психологии, социологии и др.

2. Уделять внимание развитию музыкального слуха детей с самого рождения через воспитание и упражнения. Для этих целей необходимо осознанное творчество, предполагающее создание композиторами специальной детской «воспитательной музыки».

3. При воздействии на человека музыкой необходимо учитывать физиологические условия, нервно-психические особенности организма, эмоциональное состояние личности, принимать во внимание социокультурный контекст и суть разворачивающихся общественных событий.

4. Чтобы воспользоваться музыкой для выведения человека из того или иного настроения, необходимо сначала дать музыкальную мелодию, соответствующую данному настроению, а затем постепенно переходить к музыкальным пьесам, возбуждающим другое настроение. Необходимо использовать музыкальные произведения малых форм или отдельные части сложных произведений. Для того, чтобы избежать утомляемости и раздражения не рекомендуется длительное использование однообразной музыкальной мелодии.

5. Отбирая музыкальные произведения, или части произведений следует ориентироваться на произведения, имеющие музыкальный колорит. Учитывая социальные задачи, предпочтение отдавать малым и простым формам музыкальных произведений, использовать лирические и народные песни, романсы, марши и др. Обязательно учитывать национальный элемент музыкальной культуры.

6. Формировать социальный заказ композиторам для создания утилитарной музыки, произведений определенных форм, интонаций, ритмов и мелодий.

И еще, возвращаясь к проблемам современности. В специально разработанной Всемирной организацией здравоохранения инструкции, содержащей рекомендации преодоления стресса в условиях пандемии указывается: «Если вы испытываете чувство грусти, стресса, замешательства, страха или досады в кризисной ситуации – это нормально» [12], предлагается воспользоваться возможностью доверительного общения с близкими по телефону или по электронной почте, правильного питания, соблюдения режима сна, выполнения физических упражнений и сокращения просмотра СМИ, распространяющих «психическую эпидемию». Искусство не берется в расчет. В свое время, размышляя о последствиях Первой мировой войны, В. В. Кандинский отмечал, что «грязные последствия войны еще долго будут зловонным хвостом волочиться по всему земному шару [13]. С точки зрения В. М. Бехтерева «если мы припомним, как много людей подвергается физическому переутомлению и как часто они прибегают для устранения последнего к наркотическим и возбуждающим средствам, разрушительно действующих на нервную систему, то нам представится удивительным, что до сих пор упускали из виду столь важный фактор искусства музыки, в числе, смягчающих физическое переутомление» [11, с. 121]. Если учесть современные ресурсы и технологии, возникновение некоторых из них были спрогнозированы В. М. Бехтеревым в начале ХХ в. как возможность «передачи звуков оркестра с помощью особых телефонов [11, с.123], то результаты такого воздействия могли бы стать новой проблемой комплексного исследования.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.