Читать статью 'Система как комплексная категория отражения национальной безопасности в теоретико-правовых исследованиях' в журнале Национальная безопасность / nota bene на сайте nbpublish.com
Рус Eng Перевести статью
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Library
Your profile

Back to contents

National Security
Reference:

System as a complex category of reflection of national security in theoretical-legal research

Putintsev Andrey Vladimirovich

Assistant, the department of Theory and History of State and Law, Kazan (Volga Region) Federal University

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Kremlevskaya, 18, kv. 305

chiefdom@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0668.2021.1.33825

Review date:

04-09-2020


Publish date:

01-04-2021


Abstract: The subject of this article is the methodology of reconstruction of national security as a complex social and political-legal phenomenon in modern scientific knowledge. Special attention is given to the provisions of the theory of state and law, political science, as well as official documents – the acts of strategic planning that are of theoretical and applied significance due to the presence of formal definitions in their texts. The article employs formal-legal and doctrinal analysis of scientific sources. Methodological framework is comprised of the category of “system” and systemic approach in various interpretations. Logical analysis is conducted on different variants of definitions of the category “national security system” and “system of ensuring national security”. It is revealed that systemic analysis, which historically is one of the most popular approaches that can reflect the multidimensional objects of research, has long been included into the scientific tradition of studying national security. The author explores several variants of systemic approach: the theory of national security as a system; national security as a system property; and national security as a system. The analysis of interpretation of national security as a system determines the two main categories: national security system and system of ensuring national security. The first category features mostly scientific interpretations, while the second category has received a legal definition, having transformed from the scientific category into an element of the object (social reality), and simultaneously, means of its construction. The author indicates the existence of methodological pluralism in determining the components of national security systems. The article examines successful and unsuccessful examples of application of systemic approach in studying national security, and identifies typical methodological errors. The author concludes on the limited heuristic possibilities of systemic approach in reflecting the dynamics of ensuring national security, as well as underlines the need to use the categories of “mechanism”, “regime"”, or “process”.


Keywords: categorical-conceptual apparatus, methodology, security mechanism, legal regime, types of national security, maintaining of national security, functional analysis, legal definitions, National Security Strategy, legal regulation
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Проблема обеспечения национальной безопасности в современной политико-правовой литературе преимущественно ставится в двух плоскостях: в прикладной - как анализ практики противодействия совокупности наиболее актуальных угроз, стоящих перед обществом и государством, и в идеологической - как задача, легитимирующая существование государства и определяющая его политическую деятельность. Фундаментальные механизмы и отличия сферы обеспечения безопасности от других сфер государственного регулирования изучены значительно слабее, однако нужно констатировать, что интерес к такого рода исследованиям национальной безопасности сохраняется. Очевидно, что национальная безопасность и процесс ее обеспечения представляют собой сложное, комплексное социальное явление, имеющее социальный, экономический, политический и юридический аспекты.

Необходимость адекватного отражения обеспечения национальной безопасности в фундаментальном исследовании и предпринятые рядом ученых попытки решить эту задачу позволяют поставить проблему критериев выбора комплексной методологической категории, при помощи которой можно было бы адекватно и максимально полно описать национальную безопасность как явление в том виде, в котором оно существует в социальной реальности.

Пожалуй, исторически наиболее ранним методом, позволяющим давать комплексные описания сложных социальных явлений, можно считать системный подход и категорию «система» (см. более подробный очерк в работах К. В. Ображиева [18] и Б. Б. Сулейманова [24], анализ методологических аспектов в работах С. С. Алексеева [4], Д. А. Керимова [14, С. 57, 116 и др.], В.М. Сырых [25, С. 359 - 390.]. Ю.А. Тихомирова [26, 27, 28]).

Нужно иметь ввиду, что под системой в контексте национальной безопасности может пониматься несколько связанных, но все же различных явлений. Они хорошо прослеживаются, например, в статье А. И. Позднякова [20]. Анализируя эту статью, можно заметить, что автор разграничивает три подхода к пониманию системы национальной безопасности: безопасность как определенным образом упорядоченная система социальной реальности, обеспечивающая сохранение общества и государства; безопасность как система понятий теории национальной безопасности (ценности (достояние, ресурсы, богатство и т.п.) - ущерб - опасность - безопасность). Третьим подходом является системный подход к организации самой национальной безопасности и именно он может оцениваться как использование интегрирующей различные элементы категории для описания предмета исследования.

Интересной особенностью является и то, что системный подход в случае национальной безопасности является не только научным, но и практическим. В этом смысле нужно различать системный подход как совокупность методологических установок и приемов; систему как теоретическую конструкцию и систему как непосредственный предмет исследования, являющийся объективно предзаданным сегментом социальной реальности, изначально выстроенным в качестве системы. Дело в том, что сфера национальной безопасности обладает своеобразием в связи с наличием в ее правовой основе актов стратегического планирования, содержащих значительное количество дефинитивных норм. Данные дефиниции несут очевидную теоретическую и концептуальную нагрузку, однако ввиду официального характера их назначение - не столько в пассивном отражении ключевых признаков того или иного существующего явления, сколько в активном конструировании этого самого явления. В связи с этим обстоятельством рассмотрение проблемы целесообразно начать с анализа официальных дефиниций. Необходимо признать, что наиболее востребованной комплексной категорией у авторов официальных дефиниций является категория «система».

Так, пункт 6 Стратегии национальной безопасности РФ предлагает понимать под системой обеспечения национальной безопасности совокупность осуществляющих реализацию государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности органов государственной власти и органов местного самоуправления и находящихся в их распоряжении инструментов [2]. При этом содержание инструмента в данном документе не раскрыто.

В документах стратегического планирования, регулирующих более узкие сферы осуществления национальной безопасности, наблюдаются попытки конкретизировать и развить данный подход. Так, Доктрина информационной безопасности РФ в подпункте ж) пункта 1 определяет систему обеспечения информационной безопасности как совокупность сил обеспечения информационной безопасности, осуществляющих скоординированную и спланированную деятельность, и используемых ими средств обеспечения информационной безопасности. При этом под силами обеспечения информационной безопасности понимаются государственные органы, а также подразделения и должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, уполномоченные на решение в соответствии с законодательством Российской Федерации задач по обеспечению информационной безопасности (подпункт д) пункта 1), а средства обеспечения информационной безопасности, согласно легальному определению представляют собой правовые, организационные, технические и другие средства, используемые силами обеспечения информационной безопасности (подпункт е) пункта 1) [1].

В этом же направлении движется Концепция общественной безопасности в РФ [3], в пп. в) пункта 6 определяющая систему обеспечения общественной безопасности как силы и средства обеспечения общественной безопасности; при этом средства обеспечения общественной безопасности, согласно подпункту д) этого же пункта - технологии, а также технические, программные, лингвистические, правовые и организационные средства, включая телекоммуникационные каналы и автоматизированные системы управления процессами, используемые для сбора, формирования, обработки, передачи или приёма информации о состоянии общественной безопасности и мерах по её укреплению.

Необходимо отметить терминологически важный момент - официальные документы определяют именно систему обеспечения национальной безопасности, которая воспринимается ими как несущее определенную функциональную нагрузку в механизме правового регулирования связанных с национальной безопасностью отношений комплексное социальное явление. В состав системы обеспечения национальной безопасности в легальных определениях последовательно включаются субъекты обеспечения безопасности и имеющиеся в их распоряжении средства. В то же время официальные документы фактически игнорируют категорию «система национальной безопасности», в связи с чем последняя приобретает чисто доктринальный (и в этом смысле зависит от выбранной исследователем методологии) характер, отражая конструирование исследователем предмета своего исследования. Система обеспечения национальной безопасности получает легальную дефиницию, а потому имеет не методологический, а объективный характер, определяя очертания особого предмета исследования, существующего в объективной реальности.

Иногда на это отличие обращается внимание в литературе. Так, например, В. О. Ким считает ключевыми характеристиками системы национальной безопасности институциональность и статичность, тогда как система обеспечения национальной безопасности характеризуется функциональностью и динамичностью [15, С. 152]. Интересно, что в научной мысли системный подход отличается достаточной вариабельностью. Под системой понимаются достаточно большое разнообразие сочетаний различных компонентов. В. В. Данилейко пишет, что как сложная система национальная безопасность состоит из национальных интересов; угроз национальной безопасности; защиты (обеспечения) национальной безопасности. Он приходит к выводу, что система обеспечения национальной безопасности не может быть реализована без использования правовых средств, так как именно право обеспечивает ее эффективное функционирование, стройность элементов данной системы, четкость работы механизма их взаимодействия [6, С. 14]. А. В. Жаглин полагает, что речь идет о совокупности субъектов, объектов безопасности, их взаимосвязях, процессах, методах, способах и средствах достижения необходимых параметров состояния системы, характеризуемых как безопасность [9, С. 162].

В. Е. Сафонов считает, что система национальной безопасности России – это открытая, целостная, объединенная на основе ценностей народов страны и государства совокупность субъектов специальной деятельности, выражающих интересы широкого спектра социальных общностей нашей страны, а также соответствующих отношений, норм, культуры, которые совместно обеспечивают формирование и осуществление условий и факторов необходимых для реализации выбранного народами пути развития, достижение намеченных целей, реализацию национальных интересов [23, С. 61]. Согласно позиции О. А. Челпаченко, национальная безопасность представляет систему, состоящую из различных элементов – ценностей, интересов, угроз и других факторов, которые сами представляют развивающиеся системы (элементы системы) [32, С. 14],

Н.А. Трусов выделяет три подхода к определению структуры и содержания системы национальной безопасности: по объекту (безопасность личности, общественная и государственная безопасность); в зависимости от сферы (экономическая, энергетическая, продовольственная, технологическая, безопасность в сфере здравоохранения и здоровья нации, безопасность в сфере культуры, образования и другие), в зависимости от государственно-территориальной организации (региональные системы безопасности, которые, в свою очередь, включают в себя системы безопасности отдельных муниципальных образований) [29].

Позиция В. И. Добренькова совпадает с одной из трактовок системы национальной безопасности, предложенных Н. А. Трусовым. Согласно ей система национальной безопасности включает геополитическую, политическую, экономическую, военную, социальную, информационную, идеологическую, демографическую составляющие (подсистемы) безопасности [8, С. 5].

При этом контент-анализ имеющихся научных публикаций, посвященных исследованию отдельных компонентов системы национальной безопасности показывает, что к этой системе относят механизм обеспечения прав человека [11], виды безопасности: военную и экономическую [16], правовую безопасность [33], те или иные угрозы [5], отдельные средства обеспечения безопасности (например, уголовное право [31], национальная стабильность [12]), те или иные субъекты (например, государство [23], человек [21]). Таким образом, как на уровне фундаментальных исследований системы национальной безопасности в целом, так и на уровне исследований отдельных ее компонентов проявляется значительный плюрализм в определении компонентов, входящих в систему. Чаще всего применение системного подхода к национальной безопасности демонстрирует желание исследователя максимально полно охватить большинство явлений социальной реальности, относимых к сфере национальной безопасности. Обычно в систему национальной безопасности включаются субъекты и средства (то есть система обеспечения национальной безопасности в ее легальном понимании), объекты обеспечения безопасности, а также функциональные, идеальные элементы, которые выражают в абстрактном виде свойства среды, субъектов или объектов - ценности, интересы, угрозы, факторы, нормы. Конкретный состав элементов зависит от индивидуальной методологии исследователя. Также очевидно, что оформился подход, уравнивающий систему национальной безопасности с совокупностью подсистем, в некоторых прочтениях конструирующий систему национальной безопасностей из однопорядковых компонентов: система по субъекту, по объекту (виды безопасности), по территориальному масштабу. Несмотря на свои эвристические возможности и удобство, такой подход представляется нам чрезмерно упрощающим внутрисистемные взаимосвязи, поскольку включение в систему однопорядковых компонентов, находящихся в вертикальном или горизонтальном взаимоотношении друг с другом, во-первых, сближается по существу с классификацией, во-вторых, образует несколько параллельных систем, в результате чего комплексный объект исследования не отражается во всей своей полноте, а напротив, распадается на несколько относительно самостоятельных аспектов.

Несколько ближе к системному подходу выделение подсистем, предложенное В. И. Добреньковым. По мысли автора предполагается, что одновременное функционирование в совокупности всех выделенных им подсистем национальной безопасности способно обеспечить эмерджентный эффект в масштабе всей страны. В то же время система отличается от простой совокупности не только наличием множества компонентов, но и определенными связями между этими компонентами. Указание на необходимость обеспечения безопасности во всех указанных сферах, само по себе правильное, не дает представления ни о взаимосвязях между элементами системы, ни о механизмах достижения эффекта безопасности.

Анализ системы обеспечения национальной безопасности также достаточно часто проводится в научной литературе, при этом встречаются и трактовки, отличные от официальной дефиниции. В этих случаях система обеспечения национальной безопасности используется в качестве научной категории, позволяющей описать динамику реализации национальной безопасности в конкретных социальных практиках. Так, А. Ю. Демидов полагает, что в систему обеспечения национальной безопасности входят теоретическая, нормативная, институциональная и коммуникативная подсистемы [7, С. 239], Н. А. Трусов выделяет правовой, институциональный и инструментальный компоненты [30, С. 31]. При этом контент-анализ имеющихся научных публикаций показывает, что различные исследователи рассматривают как часть этой системы концептуально-правовую подсистему [19], оборону [10], информационную безопасность [17]. По мнению А. И. Позднякова, с точки зрения теории безопасности система обеспечения национальной безопасности должна включать в свой состав следующие функциональные подсистемы: подсистему исследований и прогнозирования в области национальной безопасности; подсистему мониторинга; ¾подсистему профилактики; ¾подсистему отражения, активного противодействия; подсистему минимизации последствий действия источника ущерба и побочных последствий противодействия ему.

Интересно, что авторству Е. А. Пушкарева принадлежат две публикации [21, 22], в одной из которых безопасность человека отнесена к системе политико-правового обеспечения национальной безопасности, а в другой - к системе национальной безопасности. Таким образом разграничение в научной интерпретации системы обеспечения национальной безопасности и системы национальной безопасности не всегда соблюдается, а А. В. Жаглин прямо заявляет о равенстве между ними [9, С. 162]. Отчасти объяснить такую непоследовательность можно датами выхода научных публикаций, поскольку содержание легальных определений в сфере национальной безопасности менялось в разных документах стратегического планирования по мере эволюции правового регулирования, и официальное значение термин «система обеспечения национальной безопасности» приобрел далеко не сразу. Однако по существу в основе описываемого нами феномена лежит свобода усмотрения исследователей, объяснимая современным периодом развития теории национальной безопасности, который можно охарактеризовать как становление.

Можно считать, что одна из наиболее разработанных и комплексно изложенных вариаций системного подхода приведена в уже цитировавшейся статье А. И. Позднякова. Автором выработана модель системного анализа, которая включает 5 этапов анализа: системно-компонентный, системно-структурный, системно-функциональный, системно-эволюционный (исторический) подход (анализ). Пятый этап — системный синтез, суть которого заключается в объединении и обобщении результатов предыдущих аналитических этапов и выявлении системных качеств (неаддитивности, эмерджентности системы). С позиций системного подхода состав и структура деятельности по обеспечению безопасности включают связанные между собой субъекты, объекты, средства, функционирующие в определенной социальной, природной и технической окружающей среде. Думается, что методологическая программа применения системного подхода к национальной безопасности в этом изложении может считаться оптимальной.

Подводя итог характеристике системного подхода при изучении национальной безопасности, следует отметить, что под ним понимаются три различных по своей природе явления:

1) Теория национальной безопасности как система.

2) Национальная безопасность как свойство социальной системы.

3) Национальная безопасность как система.

Первый подход к пониманию национальной безопасности предполагается самой логикой построения научного знания. Данная система в идеальном, абстрактном виде призвана отражать явления, имеющие отношение к национальной безопасности. Понимание национальной безопасности как свойства социальной системы характеризует внешние связи системы национальной безопасности или тот эффект, который она оказывает на социальную систему. Третий же подход к пониманию системы национальной безопасности характеризует сам предмет исследования в качестве системы.

На практике эти подходы иногда смешиваются, что, с одной стороны, объясняется специфическим этапом становления, который переживает теория национальной безопасности, с другой стороны, особенностями авторской методологии исследователей, а также желанием максимально полно описать предмет исследования.

Особое значение имеет дифференциация системы национальной безопасности и системы обеспечения национальной безопасности. Первое понятие можно охарактеризовать как имеющее методологическое значение и научное происхождение. Оно отражает преимущественно статическое взаимосоотношение между различными явлениями, имеющими отношение к национальной безопасности. С другой стороны, категория системы обеспечения национальной безопасности тяготеет к сфере объективной реальности, описывая динамику движения национальной безопасности. Это объясняется официально-легальным характером дефиниции данной категории, что автоматически превращает связь между субъектами и средствами деятельности, с одной стороны, и между ними и угрозами национальной безопасности, с другой стороны, из теоретического отражения реальности в ее объективно существующий элемент. Категория «система обеспечения безопасности», имеет, таким образом, не просто устоявшееся, а нормативное значение.

Думается, что наиболее правильным взглядом на соотношение системы национальной безопасности и системы обеспечения национальной безопасности является модель разнопорядковых категорий, опосредующих с разных позиций один и тот же сегмент социальной реальности. При этом система обеспечения национальной безопасности имеет преимущественно онтологическое значение, а система национальной безопасности - эпистемологическое. Тем не менее эти категории нельзя считать полностью изолированными друг от друга. При своем теоретическом осмыслении явления, включенные в систему обеспечения национальной безопасности в общем виде как субъекты деятельности и средства достижения целей в сфере безопасности, входят в систему национальной безопасности. Именно в такой трактовке система обеспечения национальной безопасности может считаться подсистемой системы национальной безопасности.

В то же время оценки, согласно которым система обеспечения национальной безопасности выражает динамику правового регулирования или противодействия угрозам национальной безопасности, представляются спорным. И. Б. Кардашова отмечала, что система безопасности как статическое образование переходит в систему обеспечения безопасности как в функциональную систему [13, C. 23], тем самым указывая на «специализацию» каждой из двух рассматриваемых категорий в отражении процесса обеспечения национальной безопасности. Субъекты и средства, безусловно, необходимы для опредмечивания и осуществления деятельности по противодействию угрозам национальной безопасности, однако функциональный анализ взаимоотношения между системой национальной безопасности и социальной средой требует введения в научный анализ учета диалектического взаимодействия между факторами, угрожающими национальной безопасности и факторами, обеспечивающими национальную безопасность; инерции социальной среды, в которой действует система обеспечения национальной безопасности; фактора протяженности обеспечения национальной безопасности во времени и т.п.

Таким образом, существует потребность отразить динамику перехода категории «система обеспечения национальной безопасности» в категорию «состояние защищенности». Классический системный анализ должен быть дополнен использованием таких категорий описания динамики, как механизм обеспечения национальной безопасности (как система взаимосвязанных элементов, функционирование которых нацелено на общий результат), режим национальной безопасности (как единство политико-правовой программы, «должного», и предопределяемого этой программой реального состояния социальной реальности, «сущего), процесс обеспечения национальной безопасности (как последовательность разворачивающихся во времени стадий), синергетических надстроек над системным подходом, позволяющих описать взаимоотношение среды и учесть стохастические события. Детальный анализ использования и применения этих категорий требует отдельного методологического исследования, здесь важно подчеркнуть лишь известную ограниченность системного подхода, не умаляя, впрочем, его эвристических возможностей.

Наиболее распространенными методологическими неточностями, снижающими эвристические возможности системного подхода, являются сведение системы национальной безопасности к совокупности различных видов безопасности или других однопорядковых компонентов; подмена системного анализа применением операции классификации; неустоявшееся с точки зрения науки сочетание элементов систем. Их устранение будет способствовать корректному методологическому использованию системного подхода и усилит совместимость данных исследований друг с другом и их востребованность регулятором.



References
1.
Ob utverzhdenii Doktriny informatsionnoi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii: ukaz Prezidenta RF ot 5 dek. 2016 g. № 646 // Sobr. zakonodatel'stva RF. 2016. № 50. St. 7074.
2.
O Strategii natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii: ukaz Prezidenta RF ot 31 dek. 2015 g. № 683 // Sobr. zakonodatel'stva RF. 2016. № 1 (Ch.2). St. 212.
3.
Kontseptsiya obshchestvennoi bezopasnosti v Rossiiskoi Federatsii: utv. Prezidentom RF 14 noya. 2013 g. № Pr-2685 // SPS «Konsul'tant--plyus».
4.
Alekseev S. S. Pravo i pravovaya sistema // Pravovedenie. 1980. № 1. S. 27-34.
5.
Aseev A. D. Ugrozy ekonomicheskoi bezopasnosti v sisteme natsional'noi bezopasnosti Rossii // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta. Obshchestvennye nauki. 2018. № 4. S. 20-31
6.
Danileiko V. V. Teoretiko-pravovye problemy obespecheniya natsional'noi bezopasnosti Rossii: avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. Sankt-Peterburg, 2010. 24 s.
7.
Demidov A. Yu. Sistema obespecheniya natsional'noi bezopasnosti Rossii (teoriya i praktika pravovogo regulirovaniya) // Probely v rossiiskom zakonodatel'stve. 2014. № 1. S. 237-241.
8.
Dobren'kov V. I. Sistema i strategii natsional'noi bezopasnosti Rossii v XXI veke // Vestnik Mos. un-ta. Ser. 18. Sotsiologiya i politologiya. 2013. № 4. S. 5-36.
9.
Zhaglin A. V. Ponyatiinyi apparat teorii natsional'noi bezopasnosti // Vestnik Voronezhskogo instituta MVD Rossii. 2014. № 3. S. 158-164.
10.
Il'ichev I. E. Oborona v sisteme obespecheniya natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii // Problemy pravookhranitel'noi deyatel'nosti.-2012.-№ 1.-S. 45-51.
11.
Kanina Yu. S. Mekhanizm obespecheniya prav cheloveka v sisteme natsional'noi bezopasnosti // Vestnik TGU.2008.№ 4. S. 408-411.
12.
Karaseva N. A. Natsional'naya stabil'nost' v sisteme natsional'noi bezopasnosti // Elektronnoe prilozhenie k Rossiiskomu yuridicheskomu zhurnalu. 2012. № 3. S. 54-55.
13.
Kardashova I. B. MVD Rossii v sisteme obespecheniya natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii: avtoref. dis. ... dok. yurid. nauk.. M., 2006. 57 s.
14.
Kerimov D. A. Metodologiya prava (predmet, funktsii, problemy filosofii prava) / 2-e izd. M.: Avanta+, 2001. 560 s.
15.
Kim V. O. Problemy natsional'noi bezopasnosti na sovremennom etape razvitiya obshchestva // Filosofiya prava. 2017. № 3. S. 150-157.
16.
Korechkov Yu. V. Vzaimosvyaz' voennoi i ekonomicheskoi bezopasnosti v sisteme natsional'noi bezopasnosti // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta. 2012. № 6. S. 122-126.
17.
Kosovets A. A. Informatsionnaya bezopasnost' v sisteme obespecheniya ekonomicheskoi i natsional'noi bezopasnosti Rossii // Vestnik ekonomicheskoi bezopasnosti. 2011. № 2. S. 20-26.
18.
Obrazhiev K. V. Sistemnyi podkhod v yurisprudentsii: teoretiko-metodologicheskie osnovy // Vestnik Leningradskogo gosudarstvennogo universiteta im. A.S. Pushkina. 2012. T.2. № 1. S. 89-96.
19.
Opalev A. V. O kontseptual'no-pravovoi podsisteme sistemy obespecheniya natsional'noi bezopasnosti // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. 2015. № 1. S. 167-169.
20.
Pozdnyakov A. I. Osnovy teorii natsional'noi bezopasnosti: Kontseptual'nye osnovy natsional'noi bezopasnosti Rossii // Al'manakh «Prostranstvo i vremya». 2013. T.2. Vyp.1. 17 s.
21.
Pushkarev E. A. Bezopasnost' cheloveka v sisteme natsional'noi bezopasnosti Rossii // Obshchestvo i pravo. 2006. № 4. S. 56-58.
22.
Pushkarev E. A. Bezopasnost' cheloveka v sisteme politiko-pravovogo obespecheniya natsional'noi bezopasnosti Rossii // Filosofiya prava. 2007. № 4. S. 51-54.
23.
Safonov V. E. Gosudarstvo v sisteme natsional'noi bezopasnosti Rossii // Probely v rossiiskom zakonodatel'stve. 2008. № 2. S. 60-61.
24.
Suleimanov B. B. Uchenie S.S. Alekseeva o pravovykh sistemakh // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta. 2019. №. 3. S. 206-210.
25.
Syrykh V. M. Logicheskie osnovaniya obshchei teorii prava: V 2 t. T. 1: Elementnyi sostav / 2-e izd., ispr. i dop. M.: Yuridicheskii Dom «Yustitsinform», 2001. 528 s.
26.
Tikhomirov Yu.A. Pravovaya sistema razvitogo sotsialisticheskogo obshchestva // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1979. № 7. S. 31-39.
27.
Tikhomirov Yu.A. Sistema pravovykh aktov sovetskogo gosudarstva // Pravo i pravotvorchestvo: voprosy teorii. M.: Izd-vo IGiP AN SSSR, 1982. S. 48-54.
28.
Tikhomirov Yu.A. Pravovaya sfera obshchestva i pravovaya sistema // Zhurnal rossiiskogo prava. 1998. № 4-5. S. 7-15.
29.
Trusov N. A. Sistema natsional'noi bezopasnosti Rossii // Yuridicheskaya nauka i praktika: Vestnik Nizhegorodskoi akademii MVD Rossii. 2016. № 3. S. 20-25.
30.
Trusov N. A. Metodologicheskie aspekty ponimaniya fenomena natsional'noi bezopasnosti Rossii // Mariiskii yuridicheskii vestnik. 2016. № 3. S. 28-33.
31.
Khodusov A. A. Ugolovnoe pravo v sisteme natsional'noi bezopasnosti // Kriminologicheskii zhurnal. 2020. № 1. S. 61-64.
32.
Chelpachenko O. A. Administrativno-pravovye osnovy vzaimodeistviya federal'nykh organov ispolnitel'noi vlasti Rossiiskoi Federatsii v sfere obespecheniya natsional'noi bezopasnosti: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. Saratov, 2011. 31 s.
33.
Shaburov A. S. Pravovaya bezopasnost' v sisteme natsional'noi bezopasnosti // Vestnik YuuRGU. 2015. № 3. S. 24-30.